История искусства Китая
Главная
Ремесла
История искусства
Изобразительное искусство
Галерея искусств
Портрет
Жанровая картина
Анималистика
Морской пейзаж
Пейзаж природы
Городской пейзаж
Натюрморт

Особенности религии древних иранцев

02.07.2010 г.

Здесь нужно иметь в виду особенности древнеиранской религии. В религии древних иранцев, какой мы ее знаем по самым старым текстам Авесты, боги имеют лишь символы, или инкарнации, они предстают перед людьми лишь в виде различных животных — барана, вепря, льва или львицы и других, или птиц - орла, сокола, ворона. Этот древнейший пласт религиозной изобразительности, быть может, в какой-то части общий и для мидян, и для персов, и для скифов, мог проявиться в Зивие через изображения оленей, пантер и головы хищной птицы.

Нужно напомнить, что голова птицы украшает обухи ритуальных бронзовых топоров Луристана, датирующихся примерно X веком до н. э., бронзовая пантера — почти такая же, как в Зивие, украшала на вершине булавки, найденной в Баба Джан-тепе в слое, относящемся к VIII веку до н. э., а олень с поджатыми ногами, иконографически точно соответствующий и зивиинским и более поздним скифским оленям - деталь псалии того типа, который датируется также VIII веком до н. э., был найден в Луриста-не у г. Харсин. Все эти аналогии, таким образом, раньше появления скифов и киммерийцев в Иране по крайней мере на столетие. Здесь, в Зивие, эти образы можно было бы назвать иранской «цитатой». Итак, искусство Зивие в целом можно определить как «искусство цитат», причем эти цитаты не только разновременны, но относятся к разным культурам. Точнее даже назвать это не цитированием, а пересказом, где часто нарушен порядок слов и, следовательно, смысл.

«Цитируются» не престижные памятники «большого искусства», но второстепенные, легко доступные предметы искусства и второстепенный пласт религиозных изображений. Отбор, тем не менее, не случаен - он до-вольно строг, стандартен для многих памятников и включает в себя несколько местных образов. Мастера, изготовлявшие эти вещи, имеют, скорее всего, маннейскую выучку и работают по четкому заказу, создавая, в сущности, совершенно новое и, важно подчеркнуть, престижное искусство из разнородных «цитат». Эти памятники, следовательно, не принадлежат ни искусству собственно Маны, ни тем более искусству Ассирии или Урарту. Среди владык, для которых создавались эти памятники, наиболее вероятными претендентами на это искусство являются мидийские цари и вожди. Разумеется, не более чем гипотезой может считаться заключение о том, что часть комплекса Зивие — это памятники, с которых начинается мидийское искусство. Но гипотеза эта весьма заманчива. Во-первых, как и следовало ожидать, базой этого искусства является искусство запада и северо-запада Ирана эпохи железного века. Во-вторых, важно, что все те фантастические существа, которые встретились в Зивие, судя по некоторым деталям иконографии, именно оттуда попадут потом в искусство эпохи АхеМенидов И смысл, который им придавали персы ахеменидской эпохи, мог быть в принципе тем же, что и у заказчиков вещей из клада Зивие. Искусство же скифов сохранит этот пласт образов лишь на очень недолгий период, лишь в самом начале, в VI в. до н. э. и только на Северном Кавказе (Келермесский и Литой курганы), а затем сразу же начисто лишится его.

Наконец, как будет показано ниже, процесс сложения мидийского искусства такой, каким он описан выше! окажется сходным с процессом формирования искусства Ахеменидов. Как и там, для создания религиозной изобразительности необходимо было воспользоваться уже существовавшими в искусстве Древнего Востока образами и символами различных божеств, приспособив их к собственным религиозным концепциям и идеям. Во всяком случае уже к началу VI века до н. э. учение жрецов-проповедников из мидийского племени магов, близкое, по-видимому, к учению Гат — древнейших частей Авесты, но с элементами еще более древних верований (почитание бога Митры и др.), не только поддерживалось индийскими царями, но, вероятно, частично насаждалось даже насильственно. Вероятно, шел и поиск изобразительных средств для пропаганды этого учения. Такая модель формирования индийского искусства напоминает формирование искусства Марлика. возможно также уже иранского. Она естественно объясняет эклектику, господствующую в этих памятниках и даже находит поддержку в письменных источниках.

Известно, например, что в урартском Мусасире в конце VIII в. почиталась супруга урартского бога Халди, которая, тем не менее, носила иранское имя - Баг-машту (восходит к иранскому baga Mazda - имени верховного бога зороастризма, бога света и добра Аху-ре Мазды). Один из разведчиков ас-сирийского царя, действовавший на границе Урарту в середине VIII в., носил имя Баг-Тешуб (иранское baga — «бог» и имя хурритского божества), а другой ассирийский агент имел «урарто-иранское» имя Парни-Алди (иранское Parnak — «небесная благодать» и имя урартского божества Халди). Такой синкретизм хорошо известен для более позднего времени - в ахеменидский и более поздний период на территории Сирии и Малой Азии почитались в одной культовой среде и к тому же отождествлялись друг с другом Зевс, Бел, Ахурамазда. То же, по-видимому, было и в районах западного Ирана в VIII-VII веках до н. э.

Для мидийских царей было вполне естественно использовать в качестве основы богатейшую изобразительность Ассирии, Урарту и Элама, введя ее в систему искусства того историко-культурного региона, где создавалась их держава.

Последнее обновление ( 26.10.2011 г. )
 
След. »
 
 
Главная arrow История искусства arrow Искусство Доахеменидского Ирана arrow Особенности религии древних иранцев   © ArtofEast.ru All rights reserved.