История искусства Китая
Главная
Ремесла
История искусства
Изобразительное искусство
Галерея искусств
Портрет
Жанровая картина
Анималистика
Морской пейзаж
Пейзаж природы
Городской пейзаж
Натюрморт

Иньская официальная творческая деятельность

26.12.2011 г.

Все имеющиеся фактические данные однозначно свидетельствуют о том, что позднеиньский период ознаменовался утверждением в Китае централизованного государства протоимперского типа. Оно обладало жесткой социальной иерархической структурой, строящейся по модели пирамиды. Основание этой пирамиды составлял «простой народ», т. е. землепользователи, организованные по родоплеменному и территориально-административному принципу, а на ее вершине находилось правящее семейство (кит. ван цзу, «клан царей»), из которого только и мог происходить царствующий государь. Следующую после него позицию в социальной иерархии занимало сословие знати, состоящее из дальних родственников августейшего дома и глав территориально-административных единиц (кит. чжухоу, «владетельные особы»). Эти же лица составляли и костяк центральной административной системы.

Утверждение такого типа социальной иерархической структуры должно было повлечь за собой дальнейшую дифференциацию местной художественной деятельности с ее окончательным расслоением на простонародное (низовое) и официальное (элитарное) творчество. Сразу же отметим, что традиция иньского простонародного художественного творчества практически никак не проявляется в дошедших до нас артефактах. Художественное наследие иньской эпохи представлено произведениями, относящимися к традиции официального искусства.

Определяющей особенностью иньского института верховной власти, которая осталась в силе и для властных структур всех последующих исторических эпох, является совмещение государем функций политического, военного и духовного лидера страны. Такая фигура правителя, как мы помним, начала вырисовываться в юго-восточных неолитических общностях — еще одно доказательство, с одной стороны, правильности изложенной ранее версии генезиса китайского института верховной власти, а с другой — прямой линии преемственности Шан-Инь неолитическим культурам. Самостоятельное жреческое сословие в Китае так и не появилось либо же осталось в зародышевом состоянии. Все типично жреческие для других регионов Древнего мира обязанности: разработка идеологической базы национальной государственности, проведение ритуалов, астрологические наблюдения и т. д. — исполнялись лично государем и лицами из его окружения в соответствии с их титулами и занимаемыми должностями. Впоследствии в штатное расписание столичных ведомств и аппаратов принцев крови входили особые «ритуальные» посты, например «виночерпий жертвенного вина». Назначаемые на эти посты люди как раз и отвечали за состояние государственной религиозно-ритуальной деятельности и проводили церемонии как сугубо религиозного (жертвоприношения), так и светско-религиозного (свадьбы, похороны, родины, пиршественные церемонии) характера.

Отсутствие самостоятельного жреческого сословия как нельзя лучше согласуется с удивительной на первый взгляд аморфностью теистического начала в официальной культуре Шан-Инь. Речь, подчеркну, идет именно об этом социокультурном уровне древнекитайского общества, так как о простонародных верованиях не только иньского времени, но и нескольких последующих исторических эпох (вплоть приблизительно до III-VI вв.), мы знаем очень мало. Иньский официальный божественный пантеон крайне скуден, а входящие в него персонажи практически лишены тенденции к персонификации. Отчетливо выделяются всего два государственных культа — предков и Владычицы-Земли (Хоу-ту). Первый из них представлен культом Верховного Владыки (Шан-ди), который, видимо, был обожествленным первопредком шанцев и почитался ими верховным божеством. Популярность и авторитет культа  Шан-ди в иньскую эпоху очевидны. А вот его образ настолько невнятен, что неизвестно даже, в каком облике он мыслился молящимся людям. Культ Хоу-ту тоже был широко распространен как по вертикали (на разных уровнях социальной лестницы), так и по горизонтали (в различных местностях) иньского общества. Но и он оказывается лишенным образа конкретного персонажа и является скорее олицетворением самой стихии земли. Собственно говоря, неизвестна даже первоначальная ипостась — мужская или женская — Хоу-ту. Да и само это имя — более поздний неологизм. В «надписях на гадательных костях» указанное божество передается теми же пиктограммами-аллографами, что и «земля», «жертвенник», «жертвоприношение». Однозначно женскую ипостась Хоу-ту приобрела уже в чжоускую эпоху, когда она стала воплощением женского начала мира и составила пару с Небесным Владыкой (Тянь-ди), олицетворявшим мужское начало мира. Попутно поясним, что культ Тянь-ди был привнесен в китайскую культуру народностью, основавшей чжоуское государство, и он также остался вне его четкой персонификации. Получается, что официальные религиозные представления Шан-Инь находились на уровне развития, свойственном ранним формам религий, и, следовательно, вряд ли могли играть роль структурообразующего компонента духовной жизни иньского общества.

А вот ритуальная деятельность, напротив, проявляет себя в иньскую эпоху чрезвычайно выпукло и ярко, служа главным способом реализации государем своих сакральных функций — оказание им мироустроительного воздействия на социокосмический универсум и установление коммуникации с высшими силами. При ближайшем рассмотрении выясняется, что она была обусловлена не только и не столько собственно религиозными, сколько общими миропознавательными представлениями — космолого-онтологическими и антропологическими воззрениями, которые опирались к тому же на стихийно-натуралистическое мировосприятие.

Из сказанного очевидно, что духовная культура иньского общества не знала подразделения на светскую и религиозную. А значит, официальное художественное творчество объединяло в себе традиции светского, культового и погребального искусства. Вот почему одни и те же категории иньских изделий служили, как мы увидим далее, и предметами роскоши, и регалиями, и храмовой утварью, и погребальным инвентарем.

Первоочередной типологической чертой официальной творческой деятельности является ее полное подчинение интересам правящей элиты и государственности. Но это возможно только в случае превращения мастеров и художников в подобие государственных служащих и тотального контроля властных структур над их деятельностью. Поэтому вполне предсказуемо, что в позднеиньский период была создана сеть казенных мастерских и контролирующие их органы — Ведомство-сыгун, занимавшееся организацией ремесленного производства и надзором за ним.

О других аспектах и качествах иньской официальной творческой деятельности мы поговорим в разделе о художественном наследии этой эпохи.

 
« Пред.   След. »
 
 
Главная arrow История искусства Китая arrow Искусство Древнего Китая Эпоха Шан-инь (XVII-XI вв arrow Иньская официальная творческая деятельность   © ArtofEast.ru All rights reserved.