Главная
Ремесла
История искусства
Изобразительное искусство
Галерея искусств
Портрет
Жанровая картина
Анималистика
Морской пейзаж
Пейзаж природы
Городской пейзаж
Натюрморт

Правители и охота

24.09.2009 г.

Или другая тема: правитель возлежит на троне. Когда-то, еще в античные времена, эта тема варьировалась многократно в связи с образами Диониса. В ирано-сасанидском искусстве она трактуется как сцена возлежания царя в присутствии прислужпицы или слуг. Царь полулежит, опираясь на локоть, держа в руке чашу, цветок, палицу или другой атрибут. Тема эта должна была иссякнуть давно. Но вот перед нами бронзовый котелок Самаркандского музея. На нем в обрамленной перлами полосе повторяется в больших кругах, чередующихся с розетками и парными завитками, знакомая сцена. Правитель в нимбе (его фигура прочерчена грубо и схематично) возлежит, поджав ноги, откинув ладонь; перед ним бесформенная фигура (может быть, искаженное изображение служанки). У изголовья высокая курильница — старый атрибут священнодействия магов. Сюжет, как видим, старый, но как вытравлено в нем все индивидуальное, что могло бы характеризовать личность царя. Человек не тема для художника. Его тема — воин, феодал, который, говоря словами автора «Кабус-намэ», «избрал двадцать вещей, чтобы с ними провести долгую жизнь: стихи и пение, музыку и приятное на вкус вино, шахматы, нард, охоту, барса и сокола, ристалище и мяч, тронный зал, бои и пиры, кони, оружие, щедрость, молитвы и намаз». Эти темы и проходят на предметах рассматриваемой эпохи. Образы древнего согдийского (и ирано-сасанидского) искусства продолжали жить как пережиток и как по-новому осмысленная поэзия прошлого. Ведь не случайно на поливных сосудах и фризовых изразцах XII—XIII веков писались строки из «Шах-намэ». Некоторые сценки с изображением юноши на охоте и могучей птицы, несущей в клюве человечка, — быть может, вскормленника симурга, богатыря Заля,— на бронзовом ларце той же эпохи подсказаны, видимо, тем же литературным источником66. Пусть затуманивался смысл старых обрядов и церемоний (едва ли в эту пору сохранялись языческие курильницы, о которых шла речь), но привычная рука мастера вторит мотивам глубокой старины.

Тема сражений и охотничьих утех, унаследованная из раннего средневековья, была самой стойкой, и она проходит красной нитью на многих изделиях этой эпохи.

Менялись техника и материал, но характер изображений был поразительно устойчив; видимо, главное заключалось в трактовке образов. Так, на стеклянных медальонах дворца правителей Термеза всадник с ловчей птицей в руке исполнен оттиском и потому рельефно, но все части рисунка лежат в одном плане с побегами ветвей и выпуклостью плодов, заполняющих фон. Всадник сидит к зрителю боком, но торс его повернут анфас. Нимб обрамляет плоский невыразительный диск лица с венцом на макушке. Еще на одном изделии — бронзовом зеркале, найденном в Семиречье, — царственный всадник в нимбе, с развевающимся шарфом, пронзает хищника копьем. Здесь фигуры плоски, четки, почти силуэтны, фон тщательно выбран. На другом бронзовом зеркале, где всадник стреляет, обернувшись назад, в настигающего его зверя, применено литье, контуры рисунка оплыли68. Мы назвали вещи, разные по технике и манере мастера, но стиль их один.

 

Последнее обновление ( 05.10.2009 г. )
 
« Пред.   След. »
Сейчас на сайте находятся:
1 гость
 
 
Главная   © ArtofEast.ru All rights reserved.