Главная
Ремесла
История искусства
Изобразительное искусство
Галерея искусств
Портрет
Жанровая картина
Анималистика
Морской пейзаж
Пейзаж природы
Городской пейзаж
Натюрморт

Гравюры Киёнага

23.11.2011 г.

По сравнению с гравюрами Харунобу, на листах Киёнага пространство расширилось, диагональное построение стало более очевидным; кажется, что его герои вышли за пределы театральной сцены, перешагнули рампу, спустились с подмостков на живую землю. И если детали пейзажа на гравюрах Харунобу казались театральным реквизитом, то Киёнага любуется красотой реального ландшафта — рощами цветущих глициний, зеленью полей, прозрачной далью рек. И хотя пейзажный фон и жанровые многофигурные сцены переднего плана решены в различных масштабах, в ином ключе, но чувство гармонии человека и окружающего его мира рождается из ритмов линий и форм, из сочетания мягких, каких-то ласковых оттенков розовых, зеленоватых, золотистых тонов и, прежде всего, из особенностей композиционного построения.

Полиптихам Киёнага, как и многим гравюрам его современников, свойственна особая динамичная, так называемая угловая перспектива. Она отлична и от европейской прямой перспективы, и от древней, так называемой обратной перспективы, хотя и имеет с ней нечто общее. Точка зрения в японской гравюре, как и во всяком древнем искусстве, динамична, и поэтому формы изображены одновременно с нескольких различных точек зрения; при этом горизонт предельно поднят, как бы вынесен за пределы верхнего края листа, а точка схода расположена где-то в нижнем (чаще всего в правом) углу картины. И действие, начинаясь в этой точке, затем разворачивается как бы по двум сторонам треугольника, при этом главные фигуры обычно размещаются по горизонтали параллельно нижнему краю листа, а вдаль по диагонали уходят тропинки, стволы деревьев или перила террас.

Так, в триптихе Киёнага «Прогулка на горе Асукаяма» легким фигурам девушек, словно в медленном танце двигающимся параллельно нижнему краю листа, как бы вторит строй цветущих вишен, уходящих в глубину, по диагонали, и их цветущие кроны оттеняют белые шляпы девушек. И как обычно, движение в гравюре разворачивается не слева направо, а в обратном направлении, по ходу японского письма. И так же как в иероглифической письменности, не знающей ни знаков препинания, ни красных строк, композиции Киёнага не имеют изобразительного центра. Мы скользим взглядом по изображению, словно по строчкам текста, и оно, как и текст, может быть продолжено в обе стороны до бесконечности. При этом можно сказать, что связующим звеном между отдельными сценами и отдельными листами, из которых образуются триптихи и полиптихи Киёнага, является пауза. Как и в музыке, эти паузы многозначны и содержательны; они определяют темп движения фигур и общий ритм произведения и так же характерны для гравюры, как прославленные паузы (ма) для театра Кабуки, как незаполненное изобразительное пространство (ёхаку) в живописи.

В театре именно через паузы, через мгновенные остановки движения происходит общение актера со зрителем; в гравюре же они как бы замедляют общий поток жизни, вносят черты эпической неторопливости.

И хотя для Киёнага движение — воплощение живого дыхания жизни, оно является лишь внешним выражением в основе своей неизменного, извечного бытия, и потому всегда неторопливо фигуры не идут по земле, а словно парят в пейзажной среде, пребывают в ней, как травы и ручьи. Так с началом извечного становления процесса бытия сочетается мысль о стабильности мироздания.

 
« Пред.   След. »
 
 
Главная arrow Ремесла arrow Японская гравюра 17 -19 веков arrow Гравюры Киёнага   © ArtofEast.ru All rights reserved.