Главная
Ремесла
История искусства
Изобразительное искусство
Галерея искусств
Портрет
Жанровая картина
Анималистика
Морской пейзаж
Пейзаж природы
Городской пейзаж
Натюрморт

Судзуки Харунобу и цветная печать

23.11.2011 г.

Для истории гравюры изобретение цветной печати было событием необычайной важности. Цвет придал гравюре новое измерение, привнес в нее нечто такое, что черно-белая гамма никогда не могла бы ей дать. Цвет обогатил средства выражения и позволил передать ту тончайшую область эмоциональных состояний, которая составляет одно из главных достижений японской ксилографии.

Первое широкое применение цветной печати с многих досок и использование художественных возможностей полихромной ксилографии традиция связывает с именем Судзуки Харунобу.

В 1765 году основанное Харунобу издательство «Судзуки» издало настенный календарь с цветными, совершенно необычными гравюрами. Они были напечатаны на самой лучшей по качеству, хорошо впитывающей краску бумаге хосо, украшены тиснением, золотым, серебряным и перламутровым порошком. Глубокие и мягкие водяные краски, покрывая всю поверхность листа, создавали эффект, подобный парче, что и дало им название «парчовые картины» — нисики-э. Для нисики-э применяют новые методы печати: «кимэко-ми» (выявление структуры древесины путем сильного притирания гравюры локтем по вырезанной доске, для того чтобы передать бесцветные рельефные линии контуров женских тел, мускулатуры борцов и т. п.) и «карадзури» (печатание по смоченной доске, чтобы воспроизвести бесцветные легкие линии узоров шелка и ширм).

Предполагают, что идею создания таких гравюр подсказал Харунобу его друг поэт Кёсэн, задумавший издавать их не для продажи, а для распространения в виде памятных подарков среди узкого круга любителей искусств, членов графического клуба, к которому он принадлежал. Однако, как только гравюры Харунобу были опубликованы, они привлекли внимание горожан и вскоре поступили в широкую продажу.

Учителем Харунобу был график Сигэнага. Подобно ему Харунобу вначале, с 1750-х годов, работал в книжной графике и создавал гравюры с изображением актеров (якуся-э), однако вскоре отказался от них как от произведений, по его словам, «грубых и недостойных». Отошел он также и от графического стиля учителя. Зрелое творчество Харунобу сближается с живописью Сюнэя. К искусству Сюнэя восходят колористическая гамма, главные сюжеты, темы его гравюр, посвященных изображению женщин. Жанр «красавиц» («бидзин-га») всегда привлекал японских графиков, однако, в отличие от предшествующих мастеров, Харунобу изображает не знаменитых красавиц, а обычных женщин — горожанок Эдо. Его излюбленные модели — красавица Осэн из чайного дома Касамо-ри, продавщица О-Фудзи, танцовщицы О-Нами и О-Мицу.

По сравнению с ранней гравюрой меняется размер, формат его произведений (художник предпочитает небольшие, чуть вытянутые по вертикали форматы листов), но прежде всего изменяется идеал женской красоты и даже возраст изображенных женщин; уверенных и горделивых красавиц 17 столетия сменили совсем юные девушки, почти подростки. У них хрупкие тела, крошечные руки, тонкие запястья, в них есть что-то игрушечное, они похожи на кукол, и двигаются они плавно, легко, как зачарованные. Девушки гуляют, собирают ракушки, наслаждаются музыкой или цветами. Кажется, что они не идут, а плывут по воле волшебного танца, в раз заданном темпе, в едином ритме как бы подчиняясь законам жизни земли.

Искусству Харонобу, как и его предшественников, свойственно ощущение близости ко всему миру, «без чувства страха перед природой, без стремления видеть в ней руку создателя». Но в отличие от графиков 17 столетия, воссоздающих некие общие представления о процессе бытия, содержанием искусства Харунобу становится едва доступная глазу эмоциональная жизнь природы и внушенные ею настроения и чувства. Именно «любовь к природе. заставила японцев глубже заглянуть в душу человека», и хотя графики середины 18 века еще не знали пейзажа как самостоятельного жанра, настроения и ритмы природы пронизывают все грани их художественного сознания.

Японской эстетикой всегда ценились состояния пограничные, переходные, и во всех произведениях Харунобу есть что-то зыбкое, неуловимое, неопределенное. Художника привлекают такие оттенки чувств, такие неизобразимые, казалось бы, понятия, как нежность, шепот или тишина, и такие переходные состояния, как сумерки, свежесть или прохлада. Он предпочитает изображать не лето, но весну, и вечер любит больше, чем ночь. Он передает мягкий свет прозрачного осеннего дня, глухие краски увядшей травы и едва ощутимое чувство одиночества, исходящее от голубоватых волн, от пустынного берега и рыжего ствола старой сосны («Бамбуковая шторка»). Что бы ни изображал художник, его произведения пронизаны ощущением легкой печали, едва приметной тоски. Фигуры девушек кажутся легкими, невесомыми, они задумчивы и грустны. Произведения Харунобу выражают не только личное чувство художника, не только его мироощущение, но, может быть, в еще большей степени вкусы средневековья, закреп- ленные в эстетической теории «моно-но аварэ» (букв, «печаль вещей», «скрытое очарование вещей»). Эта теория, сложившаяся в го — 12 веках, связывала понятие красоты с ощущением бренности всего прекрасного на земле, что окрашивало произведения искусства в печальные тона. К такому пониманию красоты восходит и колорит Харунобу. И хотя, возможно, приглушенный цвет его гравюр в какой-то степени результат времени, все же он принадлежит к тому цветовому ряду, который согласно традиционной эстетической системе входил в понятие «саби», противоположное понятию «цуя». Если «цуя» — это красота, «лежащая на поверхности», воплощающаяся в звонком, блестящем цвете и выражающая позитивный лик природы, то «саби» — скрытая красота мира; для «саби» (слово «саби» происходит от корня одинокий, печальный) характерно углубленное спокойствие; в ней содержится, по словам художника Сэс-сю, «оттенок ужаса перед миром». Красота «саби» отличается неяркой красочной гаммой, ее главное качество — в сочетании изысканности и предельной простоты, неприхотливости.

В произведениях Харунобу, как и в классической живописи, ощущается чуть приметный привкус «сладкой тоски», он также, как старые мастера, любит мягкие тона и неожиданные сочетания. Гравюры Харунобу печатались вначале лишь с трех досок, тремя красками (красной, синей и желтой), однако путем повторной печати, накладывая цвет на цвет, печатник получал до шести-семи различных тонов. Впоследствии для его гравюр вырезали до десяти досок, используя четыре красные краски (шафранную, розовую, венецианскую красную и винную), три серые (серо-голубую, мышиную и серовато-оливковую), две желтые (лимонную и оранжевую) и некоторые другие.

Как многие японские художники, простому коричневому цвету он предпочитал горчичный или табачный, а звучному карминному — мягкий коралловый. Но особенно он любил оттенки охры, сочетания розовых и лиловых тонов — краски ирисов и оттенки заката.

 
« Пред.   След. »
 
 
Главная arrow Ремесла arrow Японская гравюра 17 -19 веков arrow Судзуки Харунобу и цветная печать   © ArtofEast.ru All rights reserved.